Remir Bane (remir_bane) wrote,
Remir Bane
remir_bane

Category:

Качество материала

Ко времени революционного подъема у рабочих должна быть своя партия, состоящая не из примазывающихся к революции оппортунистов, а из проверенных сознательных борцов, преданных идее радикальных преобразований, понимающих их необходимость, когда обывательская масса еще пребывает в спячке, филистеры считают их невозможными, а левые филистеры делают все, чтобы сделать их невозможными. Количество революционеров в периоды политического затишья не может быть очень большим, а революционная партия в принципе не может быть массовой. (Конечно, необходима какая-то критическая масса коммунистов и их сторонников, которая могла бы влиять на процессы, но это уже предмет отдельного рассмотрения.) Не случайно, левые упирают на количественный рост, целенаправленно проводя отрицательный качественный отбор активистов. А в свое время при помощи "Ленинского призыва" уничтожалась большевистская партия.

Роль каждого в партии чрезвычайно велика и важна, поэтому диамат на этом уровне следует применять в отношении отдельных личностей. Оппортунисты упоминают диалектику, как и всю марксистскую терминологию, чтобы подделываться под коммунистов, используют ее для прикрытия своих виляний. Но диамат – беспощадный инструмент, в руках революционера вскрывающий классовую суть явлений, их источник и перспективы.

I.

Личность человека (ее становление и развитие), как любое другое явление, подчиняется законам диалектики. Являясь результатом природных задатков, влияния социальной среды, воспитания, образования и личного выбора, как бы то ни было, максимум к 25-26 годам, когда человек занимает свое место в системе производственных отношений (характер формируется гораздо раньше и проявляется уже в самом раннем детстве), заканчивается формирование личности (в дальнейшем сложившиеся характеристики могут лишь усугубляться или приспосабливаться к меняющимся условиям), политический активист окончательно оказывается по одну из сторон классовых баррикад. Речь не о субъективной самоидентификации, а об объективной исторической роли в классовой войне.

Кто был эгоистом, карьеристом, приспособленцем в 20 лет, ни в коем случае не станет последовательным борцом за справедливость в 30 или 40 лет. Резко изменившиеся обстоятельства (например, победившая социалистическая революция) могут создать условия, при которых такому негодяю не будет необходимости подличать. Но революционер отличается от филистера именно тем, что не подстраивается под обстоятельства, а сознательно преобразовывает действительность на благо всего общества.

Биографии нынешних "коммунистических" активистов старшего поколения можно проследить вплоть до 90-х годов прошлого века и убедиться, что они всю жизнь верны своей вредительской деятельности. Между тем, один из жанров левого активизма – десятилетиями перевоспитывать «заблуждающихся товарищей» из конкурирующих контор, например, «коммунистов, до сих пор томящихся в стенах зюгановского концлагеря», – нет, это цитата не из записок сумасшедшего, во всяком случае, у такой неадекватности есть классовая подоплека, что главное. Причем отдельные колебательные моменты в деятельности левых активистов их перевоспитатели с готовностью выдают за полевение.

Шатания, фальшь и лицемерие мелкой буржуазии, представленной левым лагерем, приносят больше вреда, чем открытая ненависть фашистов или либералов. А переход левых на сторону революции гораздо опаснее открытого противостояния с их стороны, поскольку является проявлением двурушнической позиции и неизбежно повлечет удар в спину, причем в наиболее опасный момент, когда революция будет наиболее уязвима.

II.

1. Без революционной теории не может быть революционной практики. 2. Хорошо также известно, что оппортунист не воюет с коммунизмом открыто, а манипулирует марксистской терминологией, чтобы служить капиталу под видом друзей народа; ритуальное цитирование классиков марксизма и клятвы в верности идеалам коммунизма служат ему прикрытием для войны против революционной сути марксизма. 3. Люди гораздо чаще и охотнее идут на страдания и умирают за реакционные идеи, иначе невозможны были бы империалистические войны, религиозные войны, мелкобуржуазные бунты и т.д.
Поэтому:
Последовательное противостояние буржуазному мировоззрению требует больше мужества, чем радикализм мелкобуржуазного действия. (Сколько бы витрин ни разбили анархистские обезьяны, сколько бы автомобилей ни сожгли, они от этого ни на йоту не станут прогрессивней.) Бескомпромиссность в противостоянии буржуазной идеологии, теоретическая непримиримость и бдительность – необходимые качества для революционера, который к тому же обязан разбираться в людях и предъявлять к претендентам на звание коммуниста высочайшие требования, в первую очередь в идеологической области. (Для сравнения, левая среда представляет собой один большой дом терпимости.)

Быть радикальным значит понимать сущность вещей и явлений.

III.

А сущность человека проявляется во всех его действиях и высказываниях, как в капле воды отражается химический состав всего водоема. Этот эффект хорошо описывается древним наблюдением: «стиль – это человек». Невозможно быть слегка буржуазным или отчасти нищим духом. Поэтому нет необходимости слушать, что именно говорят сталинист, анархист, Тюлькин, Осин, Соловейчик, Кагарлицкий, Майсурян, Овсянников, прочая левая грязь, чтобы в точности знать, что распространяют они реакционные идеи, работают на сохранение капитализма – такова их классовая природа (от осинки не родятся апельсинки).

Революционер по нескольким существенным словам должен уметь дать приговор, будет ли человек полезен, способен на серьезную работу. Рассмотреть в высказываниях претендента на звание коммуниста революционный нонконформизм или стремление ходить по пути наименьшего сопротивления. Впрочем, чтобы судить о нынешних "коммунистах", особо тонкие настройки распознавания не требуются, филистерская ущербность непереносимой вонью бьет по всем органам чувств, стоит только на пушечный выстрел подойти к левым.

Если бы существовала революционная партия, любитель позаигрывать с полицией, был бы моментально внесен в черный список, даже если бы ничего больше о "подвигах" такого господинчика не было известно. Самоудовлетворяющимся в обществе товарищей по скудоумию из КПРФ также выписывалась бы пожизненная черная метка. Такие поступки являются более чем достаточным условием для революционной люстрации. А пребывание таких людей в какой-либо организации дает недвусмысленную характеристику еще и этой организации.

Главный смысл дискуссий, взаимной критики левых, «перевоспитания заблуждающихся товарищей» из КПРФ, РКРП, РРП, др. – сохранение левого контрреволюционного лагеря. (Для самих оппортунистов – это приятное времяпрепровождение с себе подобными и попытки перетащить в свою организацию левый биомусор из конкурирующих "коммунистических" фирм.) Кто рассказывает о потенциальной полезности оппортунистов, дает оппортунистам и псевдомарксистам второй шанс (шанс для кролика стать хищником), тем самым отнимает шанс на освобождение у рабочих, обрекает какое-то количество пролетариев на гибель и страдания (впрочем, ничего нового, такова их мораль).
Tags: капитализм, классовая борьба, коммунизм, левое движение, левое охранительство, марксизм, оппортунизм, пролетарская революция, псевдокоммунисты, псевдореволюционеры, рабочий класс, революция
Subscribe

  • Своя повестка левых охранителей

    Универсальным идеологическим прикрытием для рвущихся к власти (т.е. к возможности в свою очередь грабить трудящихся) буржуазных группировок является…

  • Контрреволюция будет уничтожать своих верных холуёв

    Вестники мелкобуржуазной дури обеспокоились тем, что молодчики, антифашиствовавшие на Донбассе, уже в России оформляются в политические партии и…

  • Уроки протестов

    1. Самоорганизация – это буржуазный политтехнологический конструкт, с помощью которого капиталисты маскируют свои классовые цели под волю…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments